«Я не знаю, что такое красота»

Июн 24 2013 Опубликовал в Психическое здоровье

Одна из восточных пословиц гласит: «Песок не в пустыне, песок – в голове бедуина». Буквально то же самое можно сказать и о нашем отношении к собственной внешности, своему телу. Как мы себя воспринимаем, какими желаем видеть? Этот личный «автопортрет» мы несем в себе с детства, и именно он зачастую ведет нас по жизни. Об этом – в интервью с Морис Мимун (Maurice Mimoun), руководителем отделения пластической хирургии парижской больницы Rothschild.

На наше отношение к собственной внешности влияет многое: стандарты красоты, которые задает нам общество или диктует семейное воспитание; скользящие по нашему телу восхищенные или критичные взгляды окружающих; счастливый или не очень опыт близких отношений; в конце концов, те неизбежные поправки, которые вносят в наш облик идущие годы…

Psychologies: Какие люди чаще всего становятся вашими клиентами – те, кто по каким-то причинам совсем себе не нравится, или те, кто стремится довести свое и без того прекрасное тело до совершенства?

Морис Мимун: Люди разные, и у каждого – своя ситуация. Кому-то (таких больше) не нравятся, скажем, сильно оттопыренные уши – и это действительно особенность их внешности. Они приходят посоветоваться насчет какой-то одной части тела, и это не значит, что им вообще не нравится собственная внешность. Другие, наоборот, чувствуют общее недовольство собой, оно не связано с какими-то конкретными чертами, но от этого не менее конкретно сказывается на самоощущении.

На самом деле такие люди хотели бы сделать пластическую операцию не на лице или теле, а на своей жизни – именно она их не устраивает. Они хотят что-то изменить, но не знают точно, что и как. Внешность же всегда перед глазами, каждый день с утра в зеркале… На более легкой стадии такого недовольства собой люди просто идут в парикмахерскую, и им становится легче.

Некоторых устраивает их тело, но они хотят сделать его более совершенным. Чаще всего причиной такого желания становится неверная самооценка: нам не нравится наше тело именно потому, что мы неверно оцениваем его. На самооценку влияет и наша уверенность в себе, и то, какими мы себя видим, как ощущаем свой жизненный опыт, строим отношения с другими людьми. Многое диктует и бессознательное. Некоторые мои пациенты переносят на свое тело проблемы совсем иного рода.

Psychologies: Например?

Морис Мимун: В первую очередь – отношения с близкими. Одна из моих клиенток, молоденькая девушка, хотела сделать операцию, чтобы избавиться от горбинки на носу. Ей казалось, что из-за этого «недостатка» ее не любит отец, и она страдала, перекладывая «вину» за свои переживания на злосчастную горбинку. Оперировать ее нос означало бы пройти мимо подлинной проблемы. Знаете, на консультации у хирурга люди нередко плачут. Не из-за горбинок же и ушей-оттопырок, правда?

Есть особая категория завсегдатаев клиник эстетической хирургии: сделав «подтяжку», они тут же записываются на липосакцию – и так до бесконечности.

Psychologies: Есть ли у них шанс со временем все-таки стать довольными собой?

Морис Мимун: Нет. У этих пациентов такой взгляд на себя: они замечают в себе самые ничтожные недостатки. Почему? Они, как ширмой, прикрываются собственным телом от необходимости искать решение своей истинной проблемы. Которая не связана с их телом и разобраться в которой может психотерапия. Эти люди не принимают нового в самих себе. А ведь жизнь – это цепь непрерывных изменений. Их нужно принимать, иногда отказываясь от собственных представлений о себе. Просто потому, что они устарели. Шанс прийти в согласие со своим новым образом есть как раз у тех, кто умеет отказываться от образа старого.

Psychologies: Несправедливая природа одних наделяет, а других обделяет красотой, но старость приходит ко всем без исключения. Почему одним из нас принять ее легче, чем другим?

Морис Мимун: Мы живем в обществе, которое требует, чтобы мы казались молодыми, а значит, и активными во всех отношениях – в профессиональном и личном. Чаще всего проблема не в том, сколько человеку лет сегодня, а в том, что скоро ему будет на десять лет больше. Иногда мне просто говорят: «Доктор, я боюсь умереть». Старение пугает не потому, что лишает красоты, а потому, что образ наш меняется и перестает соответствовать тому, что сложился у нас в молодости.

Psychologies: Но ведь, если вы, хирург, меняете какие-то черты внешности, новый облик снова входит в противор

Комментарии отключены на этот пост